О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Болотное дело | Запрещенка | Свобода слова | Акции протеста
Читайте нас:

статья Подробно о Болотной. Секретный план

Дмитрий Борко, 19.04.2013
Демонстранты подходят к Болотной площади 6 мая. Кадр МинаевLive
Демонстранты подходят к Болотной площади 6 мая. Кадр МинаевLive
Реклама

В последние месяцы я много писал и говорил с людьми о событиях на Болотной. Работал в Комитете 6 мая и в группе общественного расследования. Благодаря этому опыту я представляю себе расхожее мнение о событиях 6 мая. Выглядит оно так.

Большая колонна демонстрантов шла на Болотную площадь, чтобы провести там законный митинг. Возле "Ударника" (фактически уже на самой площади) люди встретили какое-то полицейское оцепление. Повинуясь призыву "лидеров", толпа устроила "сидячую забастовку". Потом был прорыв куда-то. Начались столкновения с полицией: люди бросали камни, дрались и срывали с полицейских шлемы, а полицейские били их дубинками. Многих задержали. Некоторых позже посадили в тюрьму и завели уголовное дело.

Неудивительно, что мне постоянно приходится слышать вопросы:
- О чем думали организаторы, почему не предусмотрели опасного развития событий?
- Почему все не пошли к месту митинга?
- Зачем сели?
- Что реально совершили обвиняемые (ведь "просто так не сажают")?

Стало понятно, что надо возвращаться к тем событиям и показать яснее: что же все-таки произошло? Тем более что общественное расследование, результаты которого будут представлены 22 апреля, представит много новых деталей. Но оно пользовалось лишь открытой на начало расследования информацией и свидетельствами более 600 участников, которые удалось собрать. Сегодня у нас есть возможность заглянуть также и в листы уголовного дела.

Начнем с вопроса: куда шли и почему не дошли?

Первое уведомление о шествии по Якиманке и митинге на Болотной подали еще 23 апреля 2012 года. Почти две недели заявители, правительство Москвы, ГУ МВД и прокуратура обменивались письмами. Организаторам отказывали, предлагая другие маршруты. Наконец, только 4 мая было получено согласование. Прошло трехстороннее совещание заявителей, департамента региональной безопасности Москвы и московской полиции. На нем утрясли все вопросы маршрута, размещения и безопасности. На сайте МВД появилась схема маршрута и митинга: она полностью повторяла схему проведения такой же акции 4 февраля. Но 6 мая демонстрация встретила на своем пути неожиданную преграду, а для митинга оказалась отведена не вся Болотная площадь (как по схеме), а лишь набережная. Что же случилось? Ответ на этот вопрос дают материалы уголовного дела.

Что согласовали стороны на совещании 4 мая? На это отвечает свидетель В.А. Ермолаев – завсектором департамента региональной безопасности Москвы:
"...я схему публичного мероприятия - шествия от Калужской площади и митинга на Болотной - не составлял, так как данный маршрут был общеизвестным, как для организаторов публичных мероприятий, так и для сотрудников полиции, и ранее неоднократно использовался организаторами, в том числе Удальцовым". (том 11, листы дела 19-23, 24-30)

То есть маршрут и место - как и раньше. Да и схема на сайте МВД говорит о том же.

Следователи сами пытались разобраться, когда изменился план. Следственный комитет запрашивает руководство ГУ МВД по Москве: кем и с какой целью размещалась схема на сайте? Кто и почему решил изменить эту схему? Составлялась ли реальная схема расположения оцепления? Согласовывалась ли реальная схема с организаторами? Доводилась ли схема в актуальной редакции до общественности?

В ответном письме генерал-майор Баранов отвечает (том 10, л.д. 131-135):

1. Сообщение было размещено отделом по взаимодействию со средствами массовой информации ГУ МВД по Москве "в целях обеспечения безопасности граждан и СМИ, планировавших принять участие в массовом мероприятии"(!!!)

2. Рисунки, размещенные в сообщении, являются схематичными и отображают условное место проведения митинга - "Болотная площадь", указанное в плане обеспечения порядка и безопасности

3. После проведения совещания (с организаторами 4 мая. - Д.Б.) в соответствии с приказом МВД сотрудниками УООП был подготовлен план обеспечения общественного порядка (ООП) и картографическое решение, которым предусматривалась выгородка сквера Болотной площади металлическими барьерами, а размещение участников митинга обозначено только на проезжей части Болотной набережной.

4. С организаторами мероприятия картографическое решение и ООП не согласовывалось, до общественности не доводилось, так как эти документы носят служебный характер, в них указано количество и расстановка сил полиции, технических и специальных средств, а также определены особые задачи нарядам полиции.

То есть 4-го обо всем договорились вместе, а 5-го начальник полиции ГУ МВД по Москве генерал-майор В.В. Голованов подписывает оперативный план, изменяющий схему прохода на митинг и место его проведения (Болотную площадь - на Болотную набережную). При этом на сайте МВД публикуется прежний план - привычный и знакомый организаторам и рядовым участниками шествия. Но он "условный". Кто же определяет эти "условия"? Представьте себе: горит на светофоре зеленый, вы едете, но вас останавливает инспектор и говорит: "Платите штраф. Зеленый свет - условный, а на самом деле ехать нельзя!"

А реальный план - секретный. Им не делятся даже с сотрудниками департамента безопасности правительства Москвы (как следует из их показаний). Что уж говорить о каких-то заявителях!

Полковник Ю.А. Здоренко (заместитель ответственного за всю зону мероприятий и ответственный за место проведения митинга) в своих показаниях объясняет мотивы полицейских: большая часть площади была закрыта, чтобы "...не допустить прохода граждан в сквер Болотной площади и развертывания ими палаточного городка, так как имелась информация о возможности подобных действий... сквер Болотной площади был взят под охрану еще с 21:00 5 мая с целью недопущения развертывания палаточного городка и накопления плакатов и каких-либо предметов..." (т. 11, л.д. 4)

Они боялись даже не "штурма Кремля", как принято считать. На мостах, ведущих к нему, были собраны такие силы, что шансов попасть туда не было ни у кого. Они боялись Майдана в окруженном водой, невидимом ниоткуда скверике!

Полковник Здоренко говорит и другие интересные вещи. "Вся колонна скорее всего не смогла бы уместиться на Болотной набережной. По моей информации, на начало шествия количество демонстрантов составляло около 30 000 человек... в случае переполнения площади была возможность расширить ее за счет переноса барьеров вглубь сквера" (т. 11, л.д. 7-8)

Возникают вопросы: если полковник сразу знал о 30 тысячах, почему пресс-служба полиции сообщала о восьми? И если заведомо "не смогла бы", зачем было ждать, когда люди застрянут и начнется давка, и только потом "переносить барьеры"? Не проще ли было оперативно, пока колонна медленно двигалась по Якиманке, открыть для нее всю площадь? Но ведь палатки могли пронести...

И еще одно характерное заявление Здоренко: "Как распределялись обязанности организаторами (митинга), сотрудников полиции и органов исполнительной власти, в настоящий момент сказать не могу" (т. 11, л.д. 9). И это говорит не рядовой омоновец, а один из руководителей полицейской операции 6 мая!

Они боялись не революции, а "некрасивой картинки". Боялись людей. Боялись палаток. Что кто-нибудь увидит. Как школьники, боялись, что президенту не понравится.

А сами люди? Они не ждали такого поворота. Об этом говорят результаты общественного расследования. Лишь несколько из множества свидетельств:

"Я узнал о готовящемся шествии и митинге 6 мая из информации, размещенной в группе на Facebook. Информация была достаточно полная: о месте сбора, о времени его начала, о времени начала шествия, об альтернативных маршрутах подхода для тех, кто предполагает прийти, не участвуя в шествии. Схема проведения шествия совпадала с предыдущими шествиями."
"Войдя на Малый Каменный мост, я увидел большое скопление людей в форме и техники впереди по ходу движения на Большом Каменном мосту. Это мне показалось странным, так как я знал, что маршрут шествия предполагал поворот на Болотную площадь, а не проход на Большой Каменный мост".
"Меня действительно сильно поразила увиденная картина: первый скошенный ряд оцепления от "Ударника" к скверу, затем ОМОН, далее еще одна цепь и оранжевые дорожные машины. Картина была устрашающая. Впервые такое увидел. Было понятно: они или сильно испугались, или что-то затеяли".

Так что ответ на первый вопрос простой: шли в одно место, а пришли в другое. Потому что полиция не привыкла делиться своими планами.

Листы из дела с показаниями чиновников и перепиской

Дмитрий Борко, 19.04.2013




новость Новости по теме
Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей