О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Болотное дело | Запрещенка | Свобода слова | Акции протеста
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror126.graniru.info/opinion/sokolov/m.197932.html

статья Культурный свой

Борис Соколов, 24.05.2012
 	 Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru
Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru
Реклама

Несомненно, самым сенсационным при формировании нового правительства стало назначение Владимира Мединского министром культуры. 41-летний пиарщик и политтехнолог "Единой России" и доверенное лицо Путина на последних выборах теперь, видимо, должен стать всероссийским пропагандистом, превратив министерство в свой рупор. Недоброжелатели доктора Мединского даже стали сравнивать его с доктором Геббельсом.

Сам г-н Мединский считает себя историком и даже защитил в июне 2011 года докторскую диссертацию "Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV-XVII вв.". Работа значительно уже заявленной темы, ибо в ней рассматриваются только сочинения иностранцев. А критерий объективности очень прост. Если иностранец пишет о России и русских только хорошее - он объективен, а если плохое - то субъективен. Основной же вывод исследования сводится к новаторскому тезису о том, что "один и тот же источник может содержать и достоверные, и недостоверные сведения по различным вопросам".

По мнению историка Алексея Лобина, в диссертации Мединского присутствуют "примеры научной недобросовестности, вопиющего дилетантизма", а сама диссертация представляет собой "наукообразный суррогат на уровне курсовой (правда, весьма объемной) студента первого или второго курса". При этом "Мединский оценивает источник с позиций собственных представлений об эпохе и выдает свои субъективные оценки за объективизм". Ученые не без основания заподозрили, что новый министр культуры, вопреки собственным уверениям, не обращался к архивным документам XVI-XVII веков. Приводится несколько ярких фраз из текста диссертации: "Конные воины, из которых состояло русское войско, никак не могли бегать, им полагалось скакать"; "В русском войске не было простых солдат, оно состояло из дворян. К тому же царь не вел длительных войн в зимнее время".

А вот еще замечательное рассуждение: "Вообще данные Ченслора о существовании в Русском государстве нищих и бедняков противоречат известиям Барбаро и Контарини о большом количестве продуктов на русских рынках, которые стоят сущие копейки. Многие иностранцы писали, что жизнь простых людей в России сытная, но без излишеств". Применяя такую методику, легко можно утверждать, что богатый выбор продуктов в сегодняшних московских супермаркетах опровергает информацию западных корреспондентов о наличии в столице бедняков и нищих.

Лобин так характеризует метод Мединского-диссертанта: "Если иностранец описывает негативные качества русских - то он обязательно врет, а если позитивные - значит пишет исключительно правду и только правду". Несомненно, тот же метод Владимир Ростиславович применяет и к современности. Вероятно, нас ждет бурный поток субсидированных государством псевдопатриотических фильмов-поделок вроде "1612" или "Невской битвы", а действительно серьезное искусство, не являющееся пропагандой, о господдержке может забыть.

В автореферате диссертации обнаружены многочисленные случаи плагиата. Например, дословно заимствованы фразы "рассуждения европейцев о русской цивилизации, их социокультурная проблематика по-прежнему остаются малоисследованными и малоизвестными"; "В первую очередь автор руководствовался принципом научности(1) как главным принципом общенаучного анализа и историко-теоретического исследования темы диссертации. Принцип научности, по мнению автора, представляет собой описание, объяснение и прогнозирование исторических событий на основе выявленных научных законов. Критериями этого принципа стали такие составляющие как объективность, всесторонность, независимость в оценке и критике" (скопирован даже номер сноски); "Диссертант, руководствуясь принципом историзма, понимает под ним ориентацию на изучение внутренних законов изучаемой социально-исторической проблемы, на выявление главных этапов и особенностей на разных стадиях ее развития, рассмотрение исторического события в непрерывном единстве с другими событиями, каждое из которых может быть понято лишь в соотнесении не только с прошлым, но и с будущим, учитывая тенденции их дальнейшего изменения" (пришлось лишь заменить "церковно-исторической" на "социально-исторической"); и многие другие. Причем жертвами плагиата стали не только авторы работ по средневековой и новой истории, но даже, например, авторы диссертаций "Молодежная политика Советской администрации в Германии в 1945–1949 гг." и "Развитие войсковой противовоздушной обороны РККА в межвоенный период (1922–1941 гг.)".

В самой диссертации Мединского плагиата наверняка гораздо больше. Но что-то мне подсказывает, что наш ВАК, в отличие от немцев, которые не только лишили уличенного в плагиате министра обороны ученой степени, но и вынудили его уйти в отставку, не станет придираться к новому министру культуры. Ведь по части плагиата в диссертации и сам национальный лидер не без греха. Эксперты скажут, что самостоятельно написанные фразы все равно представляют собой научный вклад, достаточный для присуждения докторской степени. Зато теперь плагиаторы в искусстве могут чувствовать себя спокойно. Новый министр их трогать вряд ли будет, памятуя, что не стоит бросаться камнями, если живешь в стеклянном доме.

Мединский утверждает: "Государство может стоять либо на насилии, либо на добровольном объединении общества вокруг системы общепринятых и общепонятных абстрактных ценностей". В общем, объединяйтесь поскорее вокруг духовных ценностей моего тезки Путина и его команды, а не то придется перейти к насилию. Подход же к истории и культуре у нового министра заявлен в программном интервью, данном незадолго до назначения:

"Сила режима определяется не количеством штыков, готовых убивать за деньги, а количеством людей, готовых умереть за этот режим бесплатно. А готовность умереть за абстрактную идею - что, кстати, является главным отличием человека от животного - определяется только идеологией. Как формируется идеология? Она стоит на многих китах, главный из которых - культурный код, а в его рамках - исторический код. Можно сказать, что исторический код - это часть культурного кода. Культура - это просто более широкое понятие, можно назвать это цивилизационными ценностями".

Не уверен, что Владимир Ростиславович сам до конца понимает им сказанное. Неясно, как исторический код может быть частью культурного кода и почему культура равна цивилизационным ценностям. Но основная идея как будто просматривается. Культура существует только затем, чтобы создавать идеологию, а идеология нужна такая и для того, чтобы миллионы россиян были готовы с улыбкой пойти на смерть за Путина и Медведева, за Суркова и Володина, за Сердюкова и Патрушева, за Чубайса и Грефа, за Прохорова и Абрамовича, за Усманова и Потанина...

История же для министра культуры - это, по его собственному признанию, "политика, опрокинутая в прошлое", неиссякаемый источник пропагандистских материалов. Мединский ратует за единственно верный учебник истории, поскольку пусть "лучше уж государство политизирует историю, чем кто попало или чужое государство. Нельзя это пускать на самотек". Для школьников в истории должны быть "пантеон героев, реперные точки, аксиомы, которые вы должны знать". Нетрудно догадаться, какие герои и какие аксиомы. Герои - те, кто действовал для приумножения мощи государства, а аксиомы - что государство всегда право, а указывающие государству на его неправоту категорически неправы.

Как считает Мединский, своя правда, полезная для нравственного воспитания, была и у Алексея Михайловича, и у Петра Первого, и у красных, и белых. Пакт Молотова-Риббентропа, по словам Мединского, - "это очень своевременное решение, благодаря которому мы обскакали всех на полкорпуса на вираже".

Мединский считает, что в отечественной истории "на уровне образования обязательно должны предлагаться канонические версии - максимально взвешенные, максимально выверенные, максимально бесспорные". Но беда как раз в том, что "канонические версии" как раз и вызывают самые ожесточенные споры и часто оказываются весьма далеки от истины. Главную же цель культурной политики новый министр видит в восстановлении "единого союзного пространства хотя бы на базе экономического союза с максимальной политической интеграцией РФ, Украины, Белоруссии и Казахстана". То есть сегодня мастера культуры должны всемерно содействовать российской политической и экономической экспансии на постсоветском пространстве.

А вот позиция по отношению к тем, кто придерживается иной, чем Мединский, точки зрения по любому вопросу: "Я даже не хочу в этой ахинее разбираться, не хочу уточнять, откуда что взялось, - я хочу эту ахинею сжечь". Что ж, это действительно похоже на Геббельса. Правда, Геббельс был не только военным преступником, но и одаренным журналистом, оратором и мастером эффективной пропаганды, которая заставляла миллионы немцев умирать за фюрера и Фатерлянд. Владимир Ростиславович, разумеется, никакой не преступник (пока не начал жечь книги), но вот писатель и пропагандист он тоже никакой и никого, слава Богу, умирать за Путина и "Единую Россию" не сагитирует.

Борис Соколов, 24.05.2012


в блоге Блоги


Loading...


Loading...


Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей