О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Болотное дело | Запрещенка | Свобода слова | Акции протеста
Читайте нас:

статья Убийство на том же корню

Илья Мильштейн, 28.02.2015
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Галина Старовойтова, когда ее убили, была политиком-маргиналом. Как и Сергей Юшенков, когда убили его. Что же касается Анны Политковской, то ее смерть, как известно, нанесла действующей власти гораздо больший урон и ущерб, чем публикации.

Так было не всегда. В иные времена Старовойтова пользовалась огромной популярностью. Юшенков был одним из самых ярких депутатов парламента. Политковская по праву считалась живым классиком расследовательской журналистики. Потом их загнали в маргиналы, потом убили.

С Борисом Ефимовичем та же история.

Бывший губернатор, бывший вице-премьер, бывший любимец Ельцина и даже, если верить упорным слухам, человек, которого первый президент РФ одно время видел своим преемником, при Путине он медленно и верно выдавливался из политики. А если куда и баллотировался, то в мэры Сочи, причем безуспешно. Он был несомненным противником действующей власти, но он не был ей конкурентом.

Тем не менее до последнего дня Борис Немцов оставался объектом ненависти в Кремле, героем публикуемых прослушек, заказных газетных и документальных страшилок, склепанных на гостелеканалах, и тут как бы загадка. Ибо нормальная политика по сути своей прагматична, и если человек не представляет опасности для власть имущих, то про него можно забыть. И книги, которые он издает, подводя итоги бесконечной путинской эпохи, можно не читать. И марши, и митинги, которые он организует и где выступает, можно не замечать.

Однако замечали, преследовали, поносили, травили – по всем правилам грязной политической игры. С ним, как и с некоторыми другими лидерами внесистемной оппозиции, обращались так, словно завтра выборы и согласно всем опросам Путин и Немцов выходят во второй тур. Били как врага и называли врагом, агентом Госдепа, пятой колонной и разными другими словами, которые в иные времена означали расстрел или лагерь, а в наши провоцировали внесудебную расправу. И он это понимал и чувствовал, всерьез опасаясь за свою жизнь.

А дело в том, что небывалый режим, выстроенный в РФ, без ненависти просто немыслим. Это духовная скрепа, на которой держится власть, и вся история путинской России есть история умело направляемой ненависти по отношению к разным людям, социальным группам, странам, народам. Сперва чеченцы, потом олигархи с их телеканалами, позже грузины, теперь украинцы, европейцы, американцы, и всегда – несогласные. Все те, кто выступал против чеченской войны, против разгрома НТВ, против разграбления ЮКОСа, против войны с Грузией, против войны с Украиной, против холодной войны с Западом. Страну трясет, как в падучей, и ритм этой тряске задают в Кремле.

Ну и заговоры, конечно, куда ж без них, если ты сам их постоянно изобретаешь и насылаешь своих убийц и в Катар, и в Лондон. После гибели Политковской Путин говорил про "людей, которые прячутся от российского правосудия, давно вынашивают идею принести кого-то в жертву, чтобы создать волну антироссийских настроений в мире". Теперь устами Пескова он рассказывает нам про "исключительно провокационный характер" убийства Бориса Немцова, и это следует понимать так, что преступление направлено против Кремля. Такая, понимаете ли, исключительная провокация, чтобы досадить Владимиру Владимировичу. Мало ему забот, вот еще и возле Кремля всадили четыре пули в оппозиционного политика.

В самом деле, кто на такое мог решиться, кроме врагов и заговорщиков? Обама? Меркель? Навальный? Жаль, Березовский умер, на него так удобно было сваливать все преступления.

Борис Ефимович был по жизни бойцом, и об этой власти, начиная с самого Путина, высказывался не чинясь. Собственно, он, один из немногих, вполне заслужил и личную ненависть президента, и если следы ведут в Кремль, то имя заказчика в суде прозвучит не скоро. Однако даже если выяснится, что Немцова, как Старовойтову в иные, предпутинские времена, убили какие-нибудь обезумевшие патриоты, вина за это убийство ляжет на власть. На тех, кто сеет ненависть в несчастном нашем социуме, призывая ошалевших от тоски и безденежья сограждан отомстить за распятого мальчика в Славянске, и они спешат покарать карателей, и убивают, и умирают. А другие, послушав начальство, проглядев очередную "Анатомию протеста" и потолкавшись на "Антимайдане", запоминают лицо внутреннего врага. Они вполне способны выследить и расстрелять его поздним вечером в центре столицы.

Есть такая статья в УК – "подстрекательство к убийству". В рамках этой статьи уже который год живет и работает администрация Кремля, и внушенная профилактическая ненависть дает богатые всходы. Все эти рейтинги, демонстрирующие нерасторжимое единство партии и народа, как в самые гнусные ветхосоветские времена. Все эти толпы, внимающие речам полоумного байкера и оголтелых мастеров культуры. Все эти войны, которые небывалая страна ведет против всего света.

Бориса Немцова, яркого политика, бесшабашного, смелого, веселого, обаятельного человека, убила эта ненависть. И в зале суда, когда и если поймают непосредственного исполнителя, о них, о подстрекателях, следует сказать особо. С той резкостью и беспощадностью, с какой говорят о людях, чья вина гораздо больше, чем вина киллера, который просто стрелял, потому что они направляли руку преступника. Эта вина масштабна и несмываема, и вся атмосфера в стране, где целый народ норовят превратить в наемных убийц, свидетельствует против власти.

Илья Мильштейн, 28.02.2015


в блоге Блоги


Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей