О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Болотное дело | Запрещенка | Свобода слова | Акции протеста
Читайте нас:

статья Контролевые игры

Владимир Абаринов, 13.10.2014
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

20 октября в Пусане (Южная Корея) открывается очередная Полномочная конференция Международного союза электросвязи. МСЭ – специализированный орган ООН, занимающийся распределением радиочастот, в настоящее время прежде всего для мобильной связи. Однако с некоторых пор ряд стран во главе с Россией стремится наделить его функцией контроля за интернетом.

Недавно об этом в очередной раз завел речь Владимир Путин на том самом заседании Совета безопасности, от которого все ждали удара топором и очень обрадовались, когда президент пообещал не рубить сплеча.

Мы видим, что отдельные страны пытаются использовать свое доминирующее положение в глобальном информационном пространстве для достижения не только экономических, но и военно-политических целей. Активно применяют информационные системы в качестве инструмента так называемой мягкой силы для достижения своих интересов... Считаю, что одной из площадок для оценки рисков и выработки совместных мер в сфере информационной безопасности, для анализа правовых последствий принимаемых решений должна стать Организация Объединенных Наций, ее профильные группы и специализированные структуры.

В том, какие именно "отдельные страны" имеются в виду, никаких сомнений, конечно, нет. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал страну еще до заседания Совета:

Мы слышим безумные голоса, требующие отключить Россию от SWIFT, нет гарантии, что завтра мы не услышим такие же безумные голоса, которые будут требовать отключить Россию от интернета. Администраторами мирового интернета являются в первую очередь США, а Россия должна иметь возможности защищать свои интересы.

Ему вторит министр связи Николай Никифоров:

В последнее время Россия сталкивается с односторонним языком санкций. В этих условиях мы прорабатываем сценарии, когда наши уважаемые партнеры вдруг решат отключить нам интернет.

Проработка увенчалась проведенными в июле этого года межведомственными учениями по защите российского сегмента интернета или, как выразился президент, "обеспечению суверенитета в этой сфере". По сценарию учений США и их партнеры предпринимают "злонамеренные действия", которые приводят к отключению России от интернета. Дабы этого не произошло, Россия отключает себя от интернета сама. Получаются опять антисанкции: злонамеренному Западу и делать ничего не нужно, Россия все сделает своими руками.

Таким образом, сведения газеты "Ведомости", сообщившей о таком сценарии в день заседания Совета безопасности, оказались верными, а их дружные опровержения, в том числе из уст президента, - демагогией. Естественно, когда это произойдет, публике расскажут о кознях закулисы и о том, что Россия была вынуждена обороняться. Кроме того, федеральный закон "О связи" (ст. 66, ч. 1) предусматривает возможность приостановления или ограничения пользования сетями связи в чрезвычайных ситуациях, в число которых входят и массовые протесты в стране. Именно так поступил недавно Пекин в связи с массовой протестной акцией в Гонконге: пользователи континентального Китая были отключены от сервиса Instagram, а в социальной сети Weibo, заменяющей китайцам запрещенный там Твиттер, был заблокирован хэштег #OccupyCentral, под которым обменивались сообщениями протестующие.

О том, чего стоят рассуждения Путина о свободе СМИ и праве граждан получать и распространять информацию, можно судить по его фразе, где он перечислил в одном ряду терроризм, экстремизм и детскую порнографию. Экстремизм сегодня легко "шьют" кому угодно, причем даже не удосуживаются объяснить, за что именно.

Эксперты правозащитной ассоциации "Агора", занимающиеся мониторингом взаимоотношений власти и пользователей глобальной сети, зафиксировали в 2013 году 1832 факта ограничения свободы интернета. "Агора" отмечает также "взрывной рост" попыток законодательного стеснения в этой области. Наконец, Россия, пишут эксперты в своем докладе, "сохранила статус одного из главных промоутеров консервативной политики в сфере регулирования интернета на международной арене".

Вот теперь необходимо вернуться к предложению Путина передать контроль за интернетом специализированным структурам ООН в лице Международного союза связи. Казалось бы, что тут плохого - ведь не Путину же передают, а ООН? Но в этой лукавой инициативе и кроется весь подвох. Правительство США отнюдь не контролирует интернет, и в Кремле это отлично знают. Его контент вообще никто не контролирует. Международная некоммерческая организация ICANN занимается распределением и регистрацией доменных имен. Американское правительство в лице Министерства торговли участвовало в работе ICANN а качестве партнера на основании соглашения, срок действия которого истекает в конце 2015 года. В марте этого года администрация Обамы объявила, что контракт продлеваться не будет. Это решение, говорится в заявлении, представляет собой "окончательный этап приватизации DNS" (системы доменных имен), которая была целью правительства США начиная с 1997 года.

На решение Барака Обамы повлияли прежде всего последствия разоблачений Эдварда Сноудена, раскрывшего факт электронной слежки спецслужб США за главами иностранных государств, в том числе дружественных. И хотя этот скандал прямого отношения к контролю за интернетом не имеет, из Берлина и Парижа послышались гневные диатрибы. Возникла угроза "балканизации" интернета, растаскивания его по национальным квартирам. Во избежание этого правительство США и самоустранилось от участия в деятельности ICANN во имя принципа "многостороннего акционерного управления".

Россия умело играет на настроениях европейцев. "В 2012 году, - сообщает Полит.Ру, - представители России в Международном союзе электросвязи при ООН потребовали передать национальным государствам полномочия по распределению сетевых адресов, доменных имен, а также контроля за DNS-архитектурой. На заявление России тогда, впрочем, внимания не обратили". Это неверная оценка реакции стран-членов. На конференции в Дубае предложения России по изменению регламента МСЭ имели ошеломляющий успех. Новый регламент был принят 89 голосами против 55. Пресса назвала дубайскую конференцию началом новой холодной войны. Но это было еще до сноуденовских разоблачений. После них позиции России, Китая и их единомышленников только укрепились.

В преддверии конференции в Пусане Госдепартамент США опубликовал комментарий, в котором говорится, что интернет принадлежит каждому пользователю и потому мы все как держатели акций имеем право и обязанность участвовать в управлении им. Чем опасен перевод интернета под эгиду ООН? Тем, что решения будут принимать государства, а не пользователи и не независимые эксперты. Власти будут действовать в собственных интересах и контролировать национальные сегменты всемирной паутины в том числе в цензурных целях. По этой причине правительство США, гласит комментарий, "категорически отвергает это предложение".

У России же настрой, как видим, прямо противоположный. Генеральный секретарь МСЭ Хамадун Туре, хоть и называет себя "питерским" (уроженец Мали, он получил высшее образование и защитил кандидатскую диссертацию в Советском Союзе), высказывается против того, чтобы Союз брал на себя несвойственные ему функции. Но срок полномочий Туре истекает. В Пусане будет избран новый генсек – скорее всего им станет его первый заместитель, китаец Хулинь Чжао. Он пока крайне осторожен в своих публичных заявлениях: хоть и повторяет мантру о том, что "многосторонний подход является наилучшим способом управления интернетом", но в детали не вдается.

Владимир Абаринов, 13.10.2014



Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей