О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Болотное дело | Запрещенка | Свобода слова | Акции протеста
Читайте нас:

статья Кипит наш импорт замещенный

Владимир Абаринов, 07.08.2014
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Однажды Алексей Кудрин, в ту пору министр финансов, посмотрел в Лондоне мюзикл об Иосифе Прекрасном и повторил на экономической конференции историю о том, как мудро Иосиф истолковал вещий сон фараона. Кудрин намекал на себя самого - он тоже, как Иосиф, скопил в изобильные годы долларов "весьма много, как песку морского, так что перестал и считать, ибо не стало счета". Но что бы стали делать Иосиф и Кудрин, если бы тощим годам не предшествовали тучные?

Именно такое испытание стране учинил вдруг Владимир Путин, объявив Западу "антисанкции" на сельхозпродукцию. Сразу несколько блогеров, проявив конгениальность, написали, что тем самым президент присоединился к санкциям ЕС против России. И впрямь: те ограничивают свой экспорт в Россию, а он ограничил импорт, наказав собственных граждан.

Вряд ли указ Путина нанесет сокрушительный удар по экономике стран Европы. Россия - второй после США импортер аграрной продукции ЕС. Ее доля составляет 10 процентов, в денежном выражении - 11,4 миллиарда евро. Однако российский рынок, судя по всему, достиг своей предельной емкости: за два последних года объем российского сельскохозяйственного импорта не изменился, оставаясь на уровне 28 миллиардов евро. Поэтому взоры европейских производителей устремлены на быстрорастущий рынок Китая. Китай сегодня третий по значению импортер сельхозпродукции в мире, а Россия - пятый. Виды продукции, поставляемой в Россию, занимают скромное место в структуре европейского аграрного экспорта: фрукты, сыр, свинина - по 3 процента, вино и крепкие напитки - по 7. Россия могла бы наказать Европу прекращением поставок пшеницы - она четвертый по значению экспортер этого товара в ЕС (в 2012 году - 1 миллион тонн). Но она этого не делает.

Не станут российские санкции катастрофой и для каждой отдельной страны ЕС. Крупнейший в Европе аграрный экспортер - Франция. Но и в ее экономике доля сельского хозяйства составляет всего три процента, доля продовольствия во французском экспорте - 9,7 процента. А Россия не входит даже в первую десятку импортеров французских сельхозтоваров.

Не играет критической роли экспорт в Россию и для американского сельского хозяйства: в прошлом году его объем составил 1,2 миллиарда долларов - это 0,8 процента и 23-е место среди стран-импортеров американского продовольствия.

А вот для России запрет сельхозимпорта из США из ЕС может означать продовольственный кризис. По словам министра сельского хозяйства РФ Николая Федорова, в 2013 году импорт продовольствия вырос на 4 процента и достиг почти 42 миллиардов долларов. При этом отечественное производство молока сократилось на 3,5 процента, а цены на продовольствие выросли в среднем по стране на 14,9 процента. Больше всего подорожал картофель - на 63 процента, овощи - на 29, молочные продукты - на 28 процентов. Годом прежде министр говорил, что доля импортного мяса во внутрироссийском потреблении составляет 23,6 процента, молочных продуктов - 19,4 процента.

Аналитики из журнала "Эксперт" утверждают, что продовольственный импорт может быть легко замещен отечественным производством. Однако они все-таки рассчитывают на постепенное замещение. А из-за президентского указа все должно произойти в течение года. При этом правительству поручается "принять меры по обеспечению сбалансированности товарных рынков и недопущению ускоренного роста цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию", а также обеспечить "реализацию комплекса мероприятий" и "иных мер", "направленных на увеличение предложения отечественных товаров".

Что это за "иные меры", мы прекрасно понимаем: в отсутствие частных инвестиций на подъем сельского хозяйства будут направлены бюджетные средства. Министр Федоров в марте этого года говорил, что ему необходимо 30 миллиардов рублей дополнительно к запланированным 170 миллиардам. Но в марте не шла речь о полном замещении импорта из США и ЕС. Чиновники и потенциальные получатели дотаций, видимо, уже потирают руки в предвкушении грандиозного распила. При такой дотационно-коррупционной схеме и контроле государства за ценообразованием продовольственного изобилия ждать не приходится. Фиксированные цены обернутся пустыми прилавками и стремительной инфляцией.

Все это мы помним по тем временам, когда советским премьером (к счастью, почти последним) был Николай Рыжков. В продовольственных магазинах тогда было два товара: консервы из морской капусты и турецкий чай, состоявший не столько из листьев, сколько из веток. Были еще пакетики с сухой приправой хмели-сунели, только приправлять этим мусором было нечего. Продавцы от нечего делать сооружали из банок и коробок художественные пирамиды, достигнув в этом деле большого мастерства.

На самом деле никакого импортозамещения и не нужно. Принятая в феврале 2010 года Доктрина продовольственной безопасности РФ исходит из архаичной концепции самообеспечения страны в условиях полной изоляции. Эта идеология осажденной крепости предусматривает, что Россия должна обеспечивать себя зерном на 95 процентов, сахаром - на 80 процентов, мясом - на 85, молоком - на 95. Но в условиях глобализированной экономики этого не требуется. Всемирная продовольственная организация понимает под продовольственной безопасностью доступность, разнообразие и качество еды для каждого домохозяйства. США - великая сельскохозяйственная держава, но она же и крупнейший импортер сельхозпродукции - ввозит продовольствия почти столько же, сколько вывозит. Потому что есть на свете такая замечательная вещь, как международное разделение труда: там, где растет кофе, не растет капуста, и наоборот.

Но чтобы так разумно понимать продовольственную безопасность, не надо видеть врага в любой другой стране и клацать зубами на весь свет.

Владимир Абаринов, 07.08.2014


в блоге Блоги



новость Новости по теме
Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей