О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Болотное дело | Запрещенка | Свобода слова | Акции протеста
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror74.graniru.info/Society/Media/m.125705.html

статья Находка от шпиона

Илья Мильштейн, 07.08.2007
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Журналистка Юлия Латынина и адвокат Борис Кузнецов обменялись открытыми письмами. Бежавший из России юрист, с любовью и грустью обращаясь к своей корреспондентке, слегка намекнул на то, что вызывающая у него глубочайшую нежность "Юлечка" связана с ФСБ. Та ответила в жанре пощечины: без уважения и без любви. В своей статье Латынина с неподдельной искренностью рассказала о некоторых подзащитных Кузнецова, склоняя читателя к выводу, что грустящий по ней адвокат защищает сплошных подонков.

Этим дело не кончилось. По-видимому, согретое теплыми чувствами письмо Кузнецова настолько ее задело, что Латынина пообещала поговорить еще об одном его клиенте - Игоре Сутягине. В рамках того же, не побоюсь этого слова, дискурса: Борис Кузнецов защищает исключительно плохих людей и преступников. Свое обещание она сдержала вчера.

Статья потрясающая.

В ходе чтения выясняется совершенно удивительная вещь: следователи ФСБ бездарно проделали свою работу, Сутягин сидит напрасно, сама Юлия, будь она присяжным заседателем, голосовала бы за его освобождение, но по сути он предатель. Почему? А потому что писал свои доклады, пусть основанные на открытых источниках, для какой-то левой фирмы, исчезнувшей после его ареста и связанной непонятно с кем. По мнению ФСБ, с западными спецслужбами.

Юлия Латынина призывает сограждан к чистоплотности. На личном примере и на примере другого российского журналиста, который, быстро распознав происки агентов МИ-5, прекратил с ними отношения. Точно так же должен был поступить и Сутягин.

"По моему глубокому убеждению, шпионаж есть вопрос формы, а не содержания, - пишет Латынина. - Если я завтра сообщу по "Эху Москвы" технические характеристики "Булавы" - это не шпионаж, потому что это публичное заявление. Если я в шифровке в Лэнгли сообщу, что сегодня в Москве 19 градусов, - это шпионаж, хотя сообщаю я всем известную информацию".

Что тут скажешь? 19 градусов - температура по московским, да и по любым меркам нормальная. Тепло, но не жарко, перегреться нельзя. А чем еще объяснять такие логические построения - я просто не знаю.

Если технические характеристики "Булавы" являются секретной информацией, то как ты их ни передавай, по любимому "Эху" или завернув в колбасную обертку и схоронив в дупле, - это измена Родине. Если в Москве тепленькое лето, свирепая зима, болдинская осень или волна цунами накрыла комплекс зданий на Лубянке, то хоть шифруй это сообщение, хоть не шифруй - даже Патрушев, если глубоко задумается, скажет, что расстреливать тебя пока не за что. Гуляй, скажет. У нас тут такое горе, а ты приперся со своим чистосердечным признанием. Издеваешься, что ль?

Я не издеваюсь. Вместе со многими нашими адвокатами тут остается только грустить по поводу чудовищной юридической безграмотности российских граждан, не исключая и лучших, талантливейших наших журналистов. И о том, что несчастный ученый, сидящий по обвинению в измене, опять стал жертвой произвола. На сей раз - вследствие бурной дискуссии, в ходе которой Юлия Латынина задалась целью изничтожить адвоката Бориса Кузнецова всеми возможными и невозможными средствами. Не разбирая средств. Добивая Игоря Сутягина, который виноват перед ней только в том, что его защищал человек, которого она не уважает и не любит.

Лично я никогда не стал бы сотрудничать ни с какими спецслужбами - просто из чувства брезгливости. Что называется, ни в ту, ни в другую сторону. Позорно, подобно Хинштейну, становиться сливным бачком для родной "конторы". Прискорбно, прикрываясь журналистской ксивой, передавать за деньги самые что ни на есть открытые сведения какой бы то ни было разведке. В обоих случаях ты перестаешь быть журналистом, а во что превращаешься - бог весть. Как минимум в дурака, даже если тебя раздувает при этом от собственной важности, а на лацкане пафосного пиджака сверкает депутатский значок. Впрочем, такие же лохи и твои работодатели, если они не в состоянии отличить легальной информации от секретной.

Свобода и независимость для журналиста - это не только условие для нормальной работы, но и обязанность. Прежде всего перед собой. Что же касается научного мира, то здесь все гораздо сложней. Цена ученого зависит от его опыта, знаний, таланта, трудолюбия. Если он не связан подпиской о неразглашении, то свободен в выборе места работы: сколько наших ученых трудится на Западе! Если дома ему платят копейки, а уезжать он не хочет, то почему бы ему и не сотрудничать с иностранной фирмой? Если в процессе работы он использует только открытые источники, то обязан ли он интересоваться личностью и связями своего заказчика? Он обязан лишь не нарушать законов страны, гражданином которой является. И точка.

Впрочем, не менее, чем уважаемая Юлия Латынина, виноват перед своим бывшим подзащитным и уважаемый Борис Кузнецов. Если бы он не намекнул на "связь" журналистки с ФСБ, то она, наверное, не стала бы столь свирепо добивать Игоря Сутягина. В интеллигентской среде с ветхосоветских времен не принято разбрасываться обвинениями в сотрудничестве с ГБ, даже намеками, высказанными в мягко-ироничной форме. Это ведь и впрямь оскорбление, которое невозможно простить.

Илья Мильштейн, 07.08.2007



Loading...


Loading...



новость Новости по теме
Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей