О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Болотное дело | Запрещенка | Свобода слова | Акции протеста
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror37.graniru.info/Society/History/m.175152.html

статья Маршал в мыле

Борис Соколов , 24.02.2010
 	 Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru
Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru
Реклама

Фильм "Тухачевский: заговор маршала", показанный на Первом телеканале, назван документальной драмой. Однако на поверку он оказался псевдодокументальным "мылом", что и неудивительно: ведь снимала фильм компания "Амедиа" - специалист по мыльным телесериалам.

Для интриги в кино всегда лучше, если имеешь дело с заговором, а не с его отсутствием, поэтому авторы фильма исходят из предположения, что заговор Тухачевского действительно был. При этом им приходится игнорировать факты, поскольку ни в следственном, ни в судебном деле Тухачевского и его товарищей нет никаких свидетельств заговора в Красной Армии кроме показаний самих обвиняемых. Нет в них никаких ссылок и на так называемую "красную папку" - будто бы сработанную германскими спецслужбами фальшивку о нелегальных связях Тухачевского и других советских военачальников с немецкими военными. Эта фальшивка должна была спровоцировать Сталина на репрессии против руководства Красной Армии.

В фильме инициатива изготовления этой папки вообще приписывается британской разведке и правительству, которые, узнав о военном заговоре в СССР, почему-то решили передать материалы о нем (правда, фальшивые) через чехословацкого президента Эдварда Бенеша Сталину, чтобы тем самым поддержать противостояние группировок в Красной Армии. Но ведь заговор Тухачевского, если бы он был, как раз и способствовал бы такому противостоянию. И напротив, его ликвидация должна была бы привести к укреплению единовластия Сталина в военной сфере. Стоит ли говорить, что никаких следов существования "красной папки" не обнаружено и есть все основания полагать, что она была выдумана одним из руководителей германской разведки Вальтером Шелленбергом, впервые упомянувшим ее в посмертно изданных мемуарах. В фильме же Сталин отвергает подсунутую ему фальшивку как вражескую провокацию и предпочитает изобличать заговорщиков с помощью собственной агентуры.

Любовная линия в фильме выстроена оригинально. Вторая жена Тухачевского Нина Гриневич блистательно отсутствует. Свободное время главный герой проводит с художницей Юлией Кузьминой, а заодно еще соперничает со Сталиным за любовь пламенной грузинки, певицы Веры Давыдовой. С Кузьминой Тухачевский действительно был близок, и ее арест по обвинению в шпионаже в пользу Польши послужил предлогом для удаления Тухачевского из Москвы незадолго до его падения. А вот о любви Сталина и Веры Давыдовой мы знаем только из романа Леонарда Гендлина "За Кремлевской стеной" (по-русски он вышел только после смерти Давыдовой под названием "Исповедь любовницы Сталина"), не имеющего ничего общего с действительностью. Очевидно, авторы рассматривают ревность как основной мотив заговора Тухачевского.

Сами события в фильме представлены в полном соответствии со сталинской версией, но совсем не так, как должен был бы организовываться настоящий военный заговор. В картине действуют только пять заговорщиков. Кроме Тухачевского это начальник ГлавПУРа Ян Гамарник, командующий Белорусским округом Иероним Уборевич, командующий Киевским округом Иона Якир. Из прочих осужденных по "делу военных" (июнь 1937 года) фигурирует только Виталий Примаков, с ареста которого и начинается действие фильма. Корк, Путна, Эйдеман и Фельдман даже не упоминаются и в финале отсутствуют на скамье подсудимых. На протяжении почти всего фильма Тухачевский с товарищами на дружеских посиделках за рюмкой коньяка или водки говорят о заговоре, стремясь почему-то максимально расширить круг его участников. Они вербуют главного кавалериста страны Семена Буденного, хотя он и принадлежал к ненавидимой Тухачевским "конармейской группировке" и самого Михаила Николаевича на дух не переносил. Одна из самых анекдотических сцен фильма – когда в момент любовного свидания Тухачевского с Юлией Кузьминой в дверь ее квартиры настойчиво барабанит порученец с совершенно секретным пакетом от маршала Буденного. Завернутый в простыню Тухачевский пакет принимает и находит в нем записку из одного слова: "Согласен". Выходит, Семен Михайлович был настолько глуп, что готов был оставить письменное свидетельство своего участия в заговоре.

В числе завербованных участников заговора в фильме также оказываются командующий Приволжским военным округом Павел Дыбенко, которому потом пришлось судить Тухачевского, что не избавило его впоследствии от расстрела по обвинению в связях с Тухачевским, и "всесоюзный староста" Михаил Калинин. Для шантажа милейшего Михаила Ивановича Тухачевский использует его страсть к юным балеринам Большого театра, хотя об этой калининской слабости знало не только все Политбюро, но едва ли не вся Москва. Дыбенко же, с плохо приклеенной бородой, введен в фильм, похоже, лишь для того, чтобы был повод появиться на экране его бывшей жене Александре Коллонтай.

А еще осенью 1936 года на маневрах Тухачевский встречается с начальником немецкого Генштаба генералом Людвигом Беком, в дальнейшем возглавившим заговор против Гитлера, и, само собой, сообщает ему о заговоре против Сталина. Здесь создатели фильма действуют в полном соответствии с логикой сталинской пропаганды – не могут советские военные пойти на переворот без благословения немцев - своих настоящих хозяев. В реальности же Тухачевский в 1936 году на советских маневрах не мог встретить ни Бека, ни кого-либо еще из германских офицеров - ведь военные связи с Германией были прекращены еще в 1933 году.

Еще одна находка сценаристов – это компрометирующая Сталина папка документов насчет его сотрудничества с царской охранкой, попавшая в руки Тухачевского. С помощью этого компромата он надеется поднять армию на антисталинский переворот. Интересно, каким образом заговорщики собирались еще до переворота обнародовать информацию о провокаторстве Сталина - письмо в "Правду" послать или по всесоюзному радио его зачитать? Зато всех причастных к этой папке Тухачевский заботливо ликвидирует руками своих адъютантов – чтобы не оставлять свидетелей и продемонстрировать зрителям свою бесчеловечность. Перед самым арестом он неудачно пытается шантажировать Сталина этой папкой, а потом приказывает хранящуюся на даче папку сжечь. Дочь маршала Светлана и сжигает ее, но только после ареста отца. Спрашивается: неужели чекисты дачу не обыскали? А еще арестованный Тухачевский выторговывает за обещание, что его люди не будут использовать папку с антисталинским компроматом, гарантию жизни для Светланы и Юлии Кузьминой. Попросить за жену герою даже в голову не приходит.

Если бы Тухачевский и его соратники на самом деле готовили заговор, они действовали бы совсем не так, как показано в фильме. Раз уж есть небольшая группа высших военачальников, спаянная дружбой еще со времен Гражданской войны, совершенно не нужно расширять круг заговорщиков до бесконечности, стараться залучить к себе чуть ли не всех командующих округами плюс декоративного Калинина. Такой широкий разброс многократно увеличивает риск провала, нисколько не повышая шансы на успех. Здесь нужен только командующий столичным (Московским) округом да еще командный состав воинской части, которая и должна осуществить сам переворот. Однако командующего Московским округом Ивана Белова привлечь к заговору Тухачевский даже не пытается (позднее Иван Панфилович будет среди судей Тухачевского, а затем ему припомнят эсеровское прошлое и расстреляют). Нет в фильме также никакого полка или бригады, с помощью которого заговорщики планировали бы захватить Кремль, арестовать Сталина и т.п. Тухачевский и его товарищи по ходу фильма не раз и не два повторяют, что у них все готово, но как именно они собираются провести переворот, понять невозможно. Сам же Михаил Николаевич своей самоуверенностью, самовлюбленностью и наглостью только раздражает. Он даже с самим Сталиным разговаривает по-хамски, презрительно бросая генсеку: "Вы не военный". Зритель должен поразиться долготерпению Иосифа Виссарионовича, который никак не одернет зарвавшегося наглеца. Сталин вообще смотрится добрым и мудрым дедушкой, который почему-то верит Тухачевскому и убеждается в его предательстве только после получения агентурных данных от Ежова и доносов от Калинина и Буденного.

Тухачевский запятнал себя кровавыми расправами над восставшими матросами Кронштадта и крестьянами Тамбовщины. Об этом в фильме говорят неустанно, и даже польский посол (по совместительству английский шпион) просвещает Юлию Кузьмину на предмет расстрелов кронштадтских матросов и применения ее возлюбленным иприта против тамбовских крестьян. Кстати сказать, о газовых атаках на тамбовских повстанцев и в СССР знали очень немногие, а из иностранцев уж точно никто не знал. И вообще странно, почему Тухачевскому инкриминируют всегда только матросов Кронштадта и тамбовских крестьян: как будто армии Тухачевского и шедшие в их обозе чекисты не творили точно такой же красный террор тогда, когда дрались против Колчака и Деникина.

Главный замысел фильма – показать, что Тухачевский и его соратники были ничуть не лучше Сталина, кое в чем даже хуже, а сталинский террор хотя бы частично оправдан тем, что был направлен против реальных заговоров. А кроме того, Сталин Великую Отечественную войну выиграл, так что не зря его на рекламные щиты помещают. Да и на вопрос о том, был ли Сталин провокатором или соответствующие документы – фальшивка, в фильме намеренно не дается однозначного ответа.

Продюсер и сценарист фильма Алексей Волин утверждает: "Я абсолютно уверен в том, что заговор действительно был. Если предположить, что маршалы и генералы отправились на смерть просто как скот на убой, ничего не попытавшись сделать, то грош цена таким маршалам и генералам". Но как раз от фильма остается стойкое впечатление, что советские маршалы и командармы стоили недорого и были ничем не лучше Сталина. В фильме прямо провозглашается: если бы Тухачевский и его товарищи пришли к власти, крови бы они пролили ничуть не меньше, чем Сталин. Но на самом деле и заговора военных в природе не было, и нельзя сегодня сказать, что было бы, если бы у власти вместо Сталина оказался Троцкий, Бухарин или Тухачевский. Подозреваю, что они все же были бы менее кровожадными, чем Сталин.

В действительности был не заговор Тухачевского против Сталина, а заговор Сталина против Тухачевского. В Красной Армии много лет шло соперничество между группировкой Тухачевского и "конармейской группировкой" во главе с Ворошиловым и Буденным. Тухачевский и его товарищи не скрывали желания сместить Ворошилова с поста наркома обороны. В дальнейшем это намерение тоже посчитали частью заговора. Обе группировки боролись за влияние на Сталина, но ближе ему были все-таки "конармейцы", с которыми он вместе воевал еще в Гражданскую. Генсек готовился к большой и, как он надеялся, победоносной войне в Европе. А после громких побед, как Сталин знал из истории, некоторые полководцы, вроде того же Наполеона Бонапарта, имели обыкновение захватывать политическую власть. Чтобы не допустить в будущем такого сценария, Сталин и предпочел избавиться от более яркого и нетривиально мыслящего Тухачевского, оставив во главе армии лично преданного ему, хотя и не хватающего звезд с неба Ворошилова. А сфабриковать дело против Тухачевского для "железного наркома" Ежова большого труда не составляло.

Борис Соколов , 24.02.2010



Loading...
Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей